logo257x50
Rate (CAD)
USD 0.78
EUR 0.74
RUB 46.88
 
Today
15 °C  Today weather
Tomorrow
13 °C  Tomorrow weather
 

«Мы организовали сотни похорон в Zoom». Как короли вечеринок Торонто создали бизнес виртуальных мероприятий

01/17/2022
0


На протяжении двадцати лет Джан и Пейдж Маген были известны как короли вечеринок Торонто. Они организовывали высококлассные мероприятия со звёздными гостями. Когда же пандемия нанесла удар по индустрии развлечений, они сменили род деятельности на импровизационное ток-шоу в прямом эфире Instagram, виртуальные викторины и даже похороны в Zoom.

Джан: Мы – персидские евреи. Мы были детьми со смешными именами, которые приносили шиш-кебаб и жаркое в школу, в то время как большинство детей приходили с сэндвичами с арахисовым маслом и фруктовым джемом и соком. Мы носили BiWay Velcro за $8, когда остальные ходили в Nike Air Max. Однако мы с самой юности были связаны с индустрией развлечений, и это оказало на нас сильнейшее влияние.

Пейдж: Наш отец был чемпионом мира по пинг-понгу, и один из его лучших друзей детства был рестлером, который со временем стал наиболее ненавистной личностью в профессиональном рестлинге. Им был Iron Sheik. Когда нам было по пять лет, наша семья часто забирала его из аэропорта и отвозила на матчи в Maple Leaf Gardens. Мы смотрели шоу за кулисами вместе с гигантами этой индустрии, например, Macho Man, George “The Animal” Steele и Hulk Hogan. После шоу все они приходили к нам домой, и мама готовила свои знаменитые иранские блюда. Мы были всего лишь детьми, но нас очаровывало то, как они могли создавать такое шоу.

Джан: Мы подсели на шоу-бизнес с юного возраста. Мы начали сами устраивать рестлинг матчи в своём районе и брать деньги со зрителей. Мы всегда пытались заработать. Когда нам было по 10 лет, мы начали продавать бейсбольные, хоккейные и баскетбольные карточки на Dr. Flea’s Market, расположенном вблизи магазина наших родителей в Миссиссаге. Когда мы стали подростками, для наших родителей настали трудные времена. Они открыли магазин ковров как раз перед рецессией начала 90-х. Им пришлось закрыться всего три года спустя. Затем, несколько их инвестиций в недвижимость провалились. Внезапно наши родители потеряли работу и дом. Мы все жили в маленькой квартире.

Пейдж: Когда мы были старшеклассниками, друзья попросили нас организовать афтерпати для их показа мод. Нам необходимо было найти заведение, напечатать билеты, обеспечить музыку и пригласить людей. Мы поняли, что можем заработать, и решили взяться за дело. Чтобы прорекламировать вечеринку, мы ходили по школам Торонто, наведывались в классы и бросали флаеры вверх над головами старшеклассников, будто дождь. Мы ввязывались в скандалы с директорами школ – это было частью нашей рекламной кампании. Мы нашли заведение – им стал Ardy’s вблизи Bathurst и Elgin Mill. Пришло около 1,700 людей, и мы заработали $17,000. Полиция закрыла вечеринку.

Джан: Когда мы принесли деньги домой родителям, мама, подумала, что мы ограбили банк. Она не могла поверить. Это стало началом нашего бизнеса. 

Пейдж: Мы начали устраивать вечеринки каждый месяц. Затем каждую неделю. Хэллоуин? Не проблема. День Благодарения? Не проблема? День Св. Валентина? Конечно. День рождения Боба Марли? Легко. Мы делали вечеринки из всего. После того, как бизнес наших родителей разрушился, мы стали добытчиками в семье.

Джан: Организация вечеринок стала нашим билетом в новую жизнь. После школы я поступил в Йоркский университет и получил степень бакалавра искусств по истории. Пейдж выбрал бизнес специальность в колледже Сенека. В студенческие годы мы продолжали устраивать вечеринки. Мы организовывали битвы музыкальных групп, новогодние вечеринки, даже рестлинг матчи. В Йоркском университете мы устроили масштабное событие, на которое привели героев своего детства: рестлеров King Kong Bundy и Honky Tonk Man.

Пейдж: Однажды в 2000-ом, когда мы ещё были студентами, мы завтракали в кафе, страдая от жуткого похмелья, и к нам подошла женщина со своей дочерью. Она сказала: «Моя 16-летняя дочь говорит, что вы устраиваете лучшие вечеринки. В следующем году у моей младшей дочери будет бат-мицва, и я бы хотела, чтобы вы помогли нам с этим». Мы согласились и забыли об этом. Шесть месяцев спустя мы столкнулись с этой же женщиной и поняли, что до вечеринки оставалось всего пару месяцев. Мы не знали, что делать: в школе мы работали на бар-мицвах в качестве шоуменов, заставляя людей танцевать, но мы никогда раньше сами не организовывали подобные мероприятия.

Джан: Нам нужно было арендовать всё оборудование и занести его на второй этаж здания на Yonge и Eglinton. Мы записали множество CD для нашего плейлиста. В следующие недели мы планировали всё с хирургической точностью – какую музыку мы будем ставить и когда, во что мы будем одеты. Это было начало 2000-х, поэтому у нас звучали Spice Girls и Backstreet Boys, диско, мотаун и классический рок для родителей. Мы сконцентрировались на одном этом вечере, и это было просто волшебно.



Пейдж: Мы начали делать ещё больше вечеринок: бар- и бат-мицв, свадеб, вечеринок в честь 16-летия («Сладкие 16»). В какой-то момент мы достигли отметки в сто вечеринок в год.

Джан: Вечеринки были роскошными. Мы приглашали Black Eyed Peas и других артистов высочайшего ранга. Однажды мы арендовали большой склад и превратили его в шоколадную фабрику Вилли Вонки. На другой вечеринке мы сделали каток из искусственного льда в качестве танцпола. Моя собственная свадьба была и вовсе потрясающей – я женился в Maple Leaf Gardens, где, будучи ребёнком, смотрел те самые рестлинг матчи. 

Пейдж: В течение двадцати лет мы работали по шесть дней в неделю. У нас могли быть один или два выходных сразу после Нового года или на еврейские праздники. Мы работали приблизительно с тремя сотнями предпринимателей. 

Джан: Когда началась пандемия, нам пришлось отменить около 400 мероприятий, забронированных на период с марта по июнь 2020-го. Мы были на грани банкротства. Это был полный хаос: люди просили вернуть залог, переносили вечеринки с весны на осень, задавали нам вопросы, ответов на которые у нас не было. Сперва мы возвращали залог, но наше финансовое положение ухудшалось, и мы начали предлагать вместо этого кредит. А затем наступила гробовая тишина. Никто не звонил. Мы перешили от десятков звонков в день к полному нулю. Мы задумались над тем, что делать дальше, и не станет ли это финалом для нашего бизнеса.

Пейдж: Нам пришлось отправить весь персонал в неоплачиваемый отпуск и временно закрыть офис. Мероприятия были всей нашей жизнью, и другого источника доходов у нас не было. Но мы не стали тратить время на жалось к себе. Наши вечеринки создали значимые воспоминания для наших семей, и мы хотело продолжать во время COVID.

Я начал вести прямые эфиры в Instagram и просто разговаривать со своими друзьями. Моя аудитория росла, и вскоре я запустил импровизационное ток-шоу. Я обратился к своим друзьям и знакомым – комедиантам, музыкантам, актёрам. Так как всем было нечем заняться, они обычно соглашались принять участие в эфире. В список моих гостей входили президент Miami Dolphins, Роб Кордри и Кэш Уоррен, кинопродюсер, женатый на Джессике Альбе. Также я приглашал на эфир людей, которые рекламировали свои благотворительные проекты.

Люди начали думать, что мы – эксперты в вопросе стриминга и съёмок, хотя в действительности я просто нажимал кнопку Live в Instagram. Кто-то упомянул, что смотрел прямой эфир похорон – они были сняты на смартфон, и смотреть было практически невозможно. Мы к тому времени уже давно дружили с Michael Benjamin of Benjamin’s Funeral Home, и сказали, что могли бы делать такие трансляции более качественными и с соответствующим уважением. 

В иудейской вере похороны должны проходить в течение одного или двух дней после смерти. Далее следует семидневная шива – траурный период, во время которого родственники и друзья посещают горюющих и выражают свои соболезнования. Из-за пандемии люди не могли этого сделать. Всё должно было проходить в онлайн режиме. У похоронного бюро не было опыта в организации виртуальных похорон, поэтому через пару недель после старта пандемии мы начали им помогать.



Джан: В начале пандемии на похоронах могло присутствовать не больше десяти людей. Мы использовали своё высококлассное оборудование для съёмок и трансляции службы, чтобы остальные близкие могли видеть это в реальном времени. Мы также проводили трансляцию шивы.

Пейдж: Мы подходим к похоронам так же серьёзно, как и к любому другому событию. Ошибкам здесь не место. Нам нельзя всё испортить. Мы хотим создать опыт, который позволит людям почувствовать, будто всё это не онлайн. Нужно продумывать, как обеспечить этот реализм. Необходимо понимать, откуда должна начать движение камера, как мы будем следить за аудиторией и гостями – всё это помогает создать связь между присутствующими на самой службе и теми, кто смотрит её дома.

Джан: Мы ежедневно устраиваем похороны. У нас их на счету уже сотни.

Пейдж: Мы не хотим, чтобы нас считали «похоронными парнями», но нам нравится делать для людей что-то хорошее. Мы посеяли свои семена как предприниматели в еврейском сообществе, и оно помогло нам добраться туда, где мы находимся сейчас. Нам часто звонят чьи-то кузены или тёти, которые смотрели трансляцию похорон, и говорят: «Я слышала, это вы устраивали те похороны, и я очень благодарна вам за ваш тонкий подход, за то, что вы смогли организовать это столь уважительно». Сейчас похороны составляют лишь 5-10% нашего основного бизнеса. Это не то, что приносит много денег. Речь больше о предоставлении услуг. Мы продолжим организовывать виртуальные похороны, пока в этом есть необходимость.

Джан: Мы устраиваем множество других онлайн событий, например, вечера викторин в перерыве между таймами Raptors и Leafs. В канун Нового года нашими онлайн гостями были участники Boyz II Men. Вдобавок, мы организовали Joy Drive – проект, в рамках которого мы доставили десятки тысяч игрушек нуждающимся детям Торонто. Когда ограничения чуть ослабились, мы начали устраивать микро-свадьбы. Сейчас необходимо снова адаптироваться под очередные изменения.



Пейдж: Недавно мы начали сотрудничать с Charitybuzz Canada – благотворительной платформой, на которой можно делать ставки на покупку различных активностей, например, на игру в гольф с Бараком Обамой или участие в любимом телешоу. Вдобавок, мы курируем индивидуальные события для клиентов. К примеру, если чья-то жена обожает какого-то знаменитого исполнителя, мы устраиваем им встречу на его следующем концерте.

Джан: Наш доход сейчас даже и близко не соответствует тому, что было до пандемии, но мы видим свет в конце туннеля. Люди повторяют: «Живые мероприятия вернутся. Это будут ревущие 20-е, поэтому будьте готовы». И мы будем готовы. Мы были рождены для этого. Однако теперь мы хотим делать вечеринки с определённым уровнем социальной ответственности. Мы хотим сделать что-то хорошее. У нас в планах сотрудничество с различными благотворительными организациями, чтобы клиент мог выбрать, на что мы будем жертвовать средства от его имени. К тому же, мы хотим сделать наши вечеринки более эко-фрэндли, уменьшить вред, который мы наносим окружающей среде.

Пейдж: Нам повезло, что мы смогли посмотреть на ситуацию с другого ракурса. Мы поняли, что деньги – это ещё не всё. Я чувствую, что мы только в начале своего пути. И я знаю, это звучит странно, так как наша индустрия сгорела дотла во время пандемии, но сейчас мы спокойнее и сильнее всего сфокусированы, чем когда-либо. 

Подписывайтесь на наш Telegram-канал, чтобы всегда оставаться в курсе событий.
Copying and reproduction of news materials - exclusively with the permission of the site administration torontovka.com

Leave a comment
0 / 1000
Login to post a comment
There are no comments yet