ClickCease
logo257x50
Курс (CAD)
USD 0.73
EUR 0.74
RUB 42.02
 
Сегодня
19 °C  Today weather
Завтра
16 °C  Tomorrow weather
 

Пандемия осталась позади: куда делись работающие люди в Канаде?

08/21/2022
1
Рестораны, авиалинии, школы и дома престарелых страдают от кадрового кризиса. В июне уровень безработицы упал до рекордно низкого уровня в 4,9%, и теперь на рынке труда большое количество вакансий, на которые никто не откликается.

На фоне продолжительной пандемии уволенные работники сделали определенные выводы и пересмотрели свои приоритеты. Другие, борясь с выгоранием в нестабильной и напряженной рабочей обстановке, приняли решение просто уйти.

Некоторые из наиболее пострадавших секторов экономики изо всех сил пытаются найти и удержать работников. Несмотря на то, что заработная плата повысилась, проблема дефицита кадров все равно висит в воздухе. Хотя занятость в розничной торговле и выросла по сравнению с 2021 годом, когда из-за ограничений общественного здравоохранения многие магазины были частично или полностью закрыты, согласно данным Статистического управления Канады, уровень занятости снизился как в апреле, так и в мае.
 
По данным агентства, в мае количество вакансий в секторе здравоохранения выросло на 20% по сравнению с тем же месяцем прошлого года. В то же время, количество вакансий в общепите и секторе услуг по размещению осталось стабильным, но всё равно уровень нехватки кадров здесь в два раза больше, чем в других сферах экономики.

Отсюда назревает вопрос: если люди уходят со своих работ, то чем они занимаются?

Из стюардессы в кандидата на пост депутата городского совета



Паскаль Маршан готова спрыгнуть с небес на землю, в мэрию. Ну, по крайней мере, она надеется на это.

Этой осенью 39-летний член профсоюза и бывшая бортпроводница решила баллотироваться в муниципальный совет Гамильтона после двух лет тяжелых испытаний в отрасли, которая сильно пострадала от пандемии COVID-19.

Паскаль работала стюардессой с 2008 года. Она упорно заботилась о благополучии своих коллег, и в итоге в 2018 году стала возглавлять несколько комитетов по охране труда в канадском союзе государственных служащих. 

«Я увидела, как сильно влияют рабочие условия на здоровье людей. Ведь это совсем несложно: обеспечить им стабильный доход, гарантировать им стабильную работу и обеспечить их больничным в случае необходимости», — говорит она.

По ее словам, муниципальная политика в самых разных областях, от жилья до уровня жизни и местной экономики, может иметь прямое влияние на эти детерминанты. 

«Вот почему я иду в политику. Я пытаюсь что-то изменить», — пояснила Паскаль.

За всем этим стоит и еще одна, более личная история. В марте 2020 года Маршан получала очень много звонков от бортпроводников, поскольку те были в панике и не понимали, как им жить дальше, из-за пандемии коронавируса.

«Они были очень обеспокоены тем, что могут заболеть коронавирусом на работе и затем заразить своих близких. Уже к первой неделе марта у меня было выгорание. Меня трясло на работе из-за того, что я жаждала помочь своим коллегам, но не знала, как», — вспоминает она.

Маршан поделилась и историей из своей семьи: ее младший брат, страдающий психическим расстройством, в 2020 году пережил кризис, потеряв работу и проведя три месяца без крыши над головой.

После того, как Паскаль помогла своему брату перебраться в дом их матери в Нью-Брансуике, Маршан решила и сама обратиться к когнитивной терапии, а также к сети поддержки профсоюзов. Всё это очень помогло ей справиться со своим подавленным состоянием.

В 2018 году она поступила на бакалавриат по направлению «Общественное здравоохранение» в Brock University и окончила его в этом году. За свою жизнь Паскаль много раз сталкивалась с ситуациями, когда простые люди оказывались в уязвимом положении из-за социальной, экономической и психологической нагрузки, вызванной затянувшейся пандемией. Всё это побудило Маршан искать для себя именно государственную должность.

«Я полна надежд и энергии и хочу сделать все возможное, чтобы помочь людям», —  объясняет Паскаль.

Из сиделки в инструктора по йоге



В детстве Линдси Кутюр думала, что ее призвание это — заботиться о людях. С 11 лет она ухаживала за своей матерью, у которой были респираторные проблемы. И когда пришло время решать, чем заниматься дальше по жизни, она подумала, почему бы не идти по уже понятной траектории?

Кутюр начала работать сиделкой в 2016 году в частном доме престарелых в Port Hope, Онтарио. Большую часть своих будней она работала по две смены с 7 утра до 11 вечера, сталкиваясь с сильным давлением как со стороны руководства, так и воинственных постояльцев.

«Работа в доме престарелых была для меня тяжелой ношей, потому что я не могла должным образом ухаживать за каждым, кто нуждался в моей помощи. Но я очень старалась, работала по 16 часов в сутки и так уставала, что в конце смены не могла пошевелить ни рукой, ни ногой», — поведала 29-летняя девушка. 

В конце концов она настолько переработала, что в 2018 году была вынуждена уйти в отпуск из-за проблем с психическим здоровьем.

После того, как Линдси провела год в отпуске, она была готова снова вернуться к своей работе сиделкой, но только делать это на своих условиях. Тогда она открыла собственную компанию по уходу за престарелыми.

Спустя несколько месяцев разразилась пандемия COVID-19. По мере того, как сотрудники Кутюр массово уходили с работы, ей становилось все труднее справиться с кадровой дырой и обеспечивать высококачественный уход своим постояльцам.

Тогда Линдси приняла непростое решение и закрыла свою компанию в январе, дабы избежать повторного выгорания. Она продолжала оказывать частную помощь одному своему последнему клиенту до мая.

Сейчас Кутюр работает инструктором по йоге и практикует Рэйки, вид нетрадиционной медицины, в котором используется техника так называемого «исцеления путём прикасания ладонями». Поначалу йога была просто хобби, но затем Линдси обнаружила, что любимое дело может приносить не только удовольствие, но и деньги. 

Она также подрабатывает таксистом в Uber, и признается, что здесь она получает больше, чем, когда она работала сиделкой.

«Я очень счастлива, что перестала работать сиделкой. Эта профессия, на мой взгляд, не имеет будущего», — поделилась эмоциями Линдси.

Сменив работу, Кутюр смогла уделять достаточно внимания своему психическому здоровью и ставить свои интересы на первое место. 
 
«Я по-прежнему помогаю людям, помогаю им устранять те преграды, которые мешают им жить по-настоящему… Я показываю им, что жизнь — это выбор, и каждый должен сделать его правильно».

Из учителя в продавца



Когда год назад Гийом Рэймонд сел перед чистым листом, чтобы перечислить преимущества работы в системе образования Квебека, он не смог припомнить ни одного.

«Я работаю с 14 лет… Я был и футбольным судьей, и няней, мне всегда нравилось заниматься чем-то и получать за это деньги», — рассказал бывший учитель физкультуры, 33-летний Рэймонд.

«Но преподавание — это, безусловно, самая ответственная работа, которую я когда-либо выполнял в своей жизни. Работать каждый день со 150 детьми и не чувствовать никакой благодарности… Это утомительно».

После четырех лет преподавания в College Notre-Dame-de-Lourdes, частной школе на южном берегу Монреаля, Рэймонд начал чувствовать себя измотанным.

«Ставка учителя — 28 часов в неделю, но на деле он проводит в школе около 60 часов. По итогу ты посвящаешь все свое время работе, но на зарплате это никак не отражается».

По словам Гийома, пандемия крайне негативно повлияла на его работу, ведь он не мог учить детей своей дисциплине.

«Я изо всех сил старался найти способы перевести свои занятия в онлайн-режим… И я наткнулся на шквал критики в свой адрес. Но физкультура — это такой же важный школьный предмет, как французский язык и математика», — говорит он.

Ассоциация учителей провинции Квебек сообщает о неутешительных прогнозах: в течение ближайших пяти лет около трети молодых учителей покинут профессию из-за плохих условий труда.

Данные, опубликованные Статистическим управлением Канады в 2020 году, демонстрируют, что в Квебеке преподаватели получают самую низкую учительскую зарплату в стране; минимальная заработная плата учителя в Квебеке составляет около 45,000 долларов. Таким образом Квебек — это единственная провинция, где педагоги за свой труд получают меньше 50,000 долларов.

«Нехватка учителей однозначно отразится на образовании детей», - рассуждает Гийом. 

«У меня есть ощущение, что я поступил некрасиво и бросил детей, но тогда мне нужно было подумать о себе. Система образования в Канаде находится в печальном состоянии, и один учитель не в состоянии изменить ситуацию. Зато он может найти другую работу, с более высокой зарплатой, дело, за которое ему будут благодарны».

Рэймонд, который сейчас работает продавцом-консультантом в компании Park Avenue Volkswagen в Броссаре, говорит, что уход из системы образования положительно отразился не только на его финансах, но и на психическом здоровье.

«Я чувствую уверенность в завтрашнем дне и в целом меньше нервничаю. Я купил дом, где сейчас живу со своей девушкой. Я бы никогда не сделал этого, если бы и дальше работал учителем».

Из официанта в писателя



Лори Фокс считает труд официантов недооцененным: они вынуждены работать с большим количеством пьяных и грубых клиентов, которые, полагают, что за свои чаевые имеют право вести себя как животные.

Фокс покинул индустрию весной 2020 года, когда закусочная в Уайтхорсе, где он работал, временно закрылась из-за пандемии. Но это решение назревало по крайней мере два года, ровно с того момента, когда в День Канады один пьяный гость заведения отказался платить по счету, а также развязал шквал «публичных трансфобных, гомофобных и женоненавистнических оскорблений».

«Менеджер сообщил мне, что знает этого “джентльмена” лично, просто у него был очень плохой день, и мне нужно всего лишь принести ему еще пива, и тогда он оплатит свой счет. Примерно тогда я и понял, что больше не хочу работать в общепите», — поделился 35-летний Фокс. 

В 14 лет Фокс начал работать в пиццерии в Бельвиле, а три года спустя начал свою карьеру официанта. Лори работал в Монреале, Торонто и Оттаве, а также в трех общинах Британской Колумбии.

Однако, независимо от того, где он работал официантом, условия труда везде были одинаковые: рестораторы сосредотачивались на потребностях и желаниях клиентов, ставя под удар персонал, который был вынужден работать сверхурочно и за низкую заработную плату.

По словам Фокса, пандемия послужила хорошим уроком не только для работников общепита, но и для всей ресторанной индустрии в целом.
 
«Мы можем либо вернуться на то дно, которое официанты всегда занимали в этой отрасли, либо можем двигаться вперед и защищать свои интересы».

Сейчас Лори превратил свое давнее увлечение в профессию: он стал писателем. По его словам, хотя работа и нелегкая, она приносит ему уйму удовольствия. 

«Теперь я чувствую себя гораздо лучше, чем раньше. По крайней мере, даже когда тяжело, я понимаю, что занимаюсь своим любимым делом и развиваюсь, а не топчусь на месте».

Из медбрата в студента



Даниэль Буа никогда и не думал, что когда-нибудь бросит свою работу, но, когда он подписал заявление об увольнении, он почувствовал облегчение.

В свои 46 лет он проработал медбратом более двух десятилетий. За все это время он пережил три пандемии (SARS, H1N1 и COVID-19), и в апреле 2022 года уволился с должности менеджера отделения первичной медико-санитарной помощи больницы в центре Торонто.

«В один момент я просто понял, что больше не могу этим заниматься, я хочу делать что-то другое», — рассказал Даниэль.

Он и раньше чувствовал выгорание, но во время пандемии COVID-19 у него просто не было времени осознать это.

Пандемия стала настоящим стрессом практически для всех медицинских работников в стране. Профсоюзы и больницы сообщают, что медсестры и медбратья массово увольняются.

Занимая должность менеджера, Буа также не был уверен, что сможет должным образом позаботиться о своих сотрудниках.

«Я постоянно пытался решить сразу несколько проблем одновременно, будь то нехватка медикаментов, дефицит кадров, проблемы с вакцинацией. Мне было не до условий труда своих сотрудников», — пояснил он.

«Все это также било по моему физическому, психическому и духовному здоровью»

Перед тем, как уйти с работы, он стал планировать, чем займется дальше. И тогда он принял решение: обучаться бизнесу.

Мысль о том, чтобы оставить свою привычную карьеру, вызвала у него смешанные чувства, поэтому Даниэль решил освоить новую профессию после того, как уволится.

Помимо волнения за свое будущее, он ощутил еще и чувство вины.

Буа сделал все возможное, чтобы его уход минимально отразился на его коллегах. Он уведомил администрацию больницы за девять недель до увольнения, чтобы они успели нанять и обучить нового менеджера.

Теперь Даниэль является студентом очного отделения, он ест три раза в день, занимается спортом и у него нет проблем со сном.

«Я стал здоровее, потому что ушел из системы здравоохранения», — иронично заметил он.

Однако он не планирует навсегда уходить из сферы здравоохранения. Бывший медбрат надеется окончить бизнес-школу после осенней сессии, а затем стать массажистом.

После этого он хочет открыть собственную психиатрическую клинику для медицинских работников Торонто.

«Мой способ примириться со своим чувством вины — вернуться к работе в качестве предпринимателя в области психического здоровья и уже по-другому поддерживать медицинских работников».

Подписывайтесь на наш Telegram-канал, чтобы всегда оставаться в курсе событий.
Копирование и репродукция новостных материалов – исключительно с разрешения администрации сайта torontovka.com

Оставить комментарий
0 / 1000
Авторизуйтесь, чтобы написать комментарий
Комментарии
Это не анализ, а какая-то релама МММ с Лёней Голубковым из 90-х! Осталось только сапоги на сэкономленные деньги вставить.