Комментарии

Торонто исторический

Уильям Пейтон Хаббард и память о нем

Уильям Пейтон Хаббард - первый муниципальный политик африканского происхождения в Торонто. На протяжении многих лет его имя было на слуху и часто упоминалось в прессе, но помимо прочего он мог похвастаться тем, что в его честь в городе дважды устанавливали мемориальные доски.


https://torontoist.com/attachments/toronto_kevinp/CityHallRooftop640.jpg

В 2008 году местный житель обнаружил, что памятная табличка в районе 660 Broadview Avenue, установленная 30 лет назад Историческим советом в Торонто в честь Уильяма Пейтона Хаббарда, первого муниципального политика африканского происхождения, была испорчена. Он вернул ее части организации Heritage Toronto, занимающейся сохранением культурного наследия, и уже в феврале 2009 года была проведена торжественная церемония по замене таблички, в которой приняли участие учащиеся школы Montcrest School. На протяжении многих лет имя Хаббарда упоминали на различных мероприятиях, в ретроспективных выпусках газет, биографиях, а теперь в его честь была установлена вторая историческая мемориальная доска.

Хаббард, родившийся в Торонто в семье освобожденного раба из Вирджинии, 16 лет проработал кондитером, после чего стал водителем такси. Однажды зимней ночью он спас другое такси, которое едва не угодило в реку Don River. Дружба, которая завязалась между Хаббардом и благодарным за спасение пассажиром такси, журналистом Джорджем Брауном, сыграла в этой истории немаловажную роль. Именно Браун впоследствии сподвигнул Хаббарда вступить в борьбу за выборную должность в возрасте 51 года. Он проиграл на муниципальных выборах 1893 года, хоть у его соперника и был совсем незначительный перевес голосов. Тем не менее, Хаббард произвел большое впечатление на общественность и прессу. В 1894 году он был избран олдерменом, на первый из 14 идущих подряд (и 15 полных) сроков в должности. За свою карьеру он также служил в Совете по контролю с 1898 года и неоднократно исполнял обязанности мэра Торонто.


https://torontoist.com/attachments/toronto_kevinp/Portrait640.jpg


Как указал Томас Симонс, служивший в то время председателем Канадского совета по историческим местам  и памятникам во введении к его книге «The Place of History» (1997): «Наследие - это... устремления людей, которые его создали, и, возможно, как некоторые добавят, устремления тех, кто решил его сохранить». Зачастую акт празднования чего-то провоцирует критику или заставляет вспыхнуть ряд противоречий по историческим вопросам. Если рассматривать несколько примеров публичного отмечания заслуг Хаббарда, каждый из которых делает акценты на различных моментах, можно отметить, что эти акценты касаются не только самих заслуг, но и различных черт характера Хаббарда, а все вместе позволяет составить более полное представление о нем.

Церемонию в ноябре 1913 года, устроенную в честь ухода Хаббарда на пенсию и посвященную чествованию его достижений на политическом поприще, можно было назвать грандиозной. На ней вниманию публики был представлен портрет Хаббарда, написанный Ш. Шервудом. Теперь он висит в кабинете старшего советника по вопросам политики, а до этого его можно было увидеть на стене в первом зале заседаний комитетов в мэрии Торонто. На церемонии в 1913 году присутствовали мэры и олдермены – бывшие и нынешние, которые произносили речи, посвященные множеству политических заслуг Хаббарда. Тот, даже будучи консерватором, привнес страсть и острое деловое чутье в общественную жизнь. Как реформатор, он боролся с коррупцией в правительственных ведомствах  и неправомерным поведением государственных чиновников.

Будучи тихим и спокойным при личном общении, Хаббард также показал себя как мощный публичный оратор, которого коллеги даже назвали «Цицероном Совета». Прежде чем вступить с кем-то в словесную баталию, в том числе с сослуживцами, замеченными за неправомерными поступками, Хаббард всегда досконально изучал факты, чтобы подкреплять обвинения весомыми доказательствами. Откровенная натура, прямота и честность также обеспечили Хаббарду положительные отношения с прессой, которые продлились всю его жизнь.

В 1898 году он был назначен в Совет по контролю – обладающий значительной властью орган из четырех человек, который консультировал мэра по различным вопросам и контролировал муниципальные расходы. Его продвижение демократических реформ частично обеспечивалось тем, что члены Совета по контролю в большинстве своем избирались гражданами, а не назначались городскими советниками. За свои усилия Хаббард переизбирался в Совет по контролю до 1908 года, причем в 1906 году его поддержали 15 035 человек – больше, чем кого-либо. Он также состоял в разнообразных комиссиях и комитетах и занимал руководящие должности в Союзе канадских муниципалитетов и Муниципальной ассоциации Онтарио.

Неизменные взгляды Хаббарда на то, что инфраструктура, объекты и коммуникации общего пользования должны находиться в коммунальной собственности, выдвинули его на первый план одних из самых крупных (и самых острых) дебатов начала XX-го века: должны ли гидроэлектростанции управляться частными компаниями или находиться под контролем государства. Работая совместно с Адамом Бэком и провинциальной Комиссией по гидроэнергетике, Хаббард в конечном итоге обеспечил появление закона, необходимого для того, что правительство Торонто могло управлять городской электросетью. По иронии судьбы, его труд над этим делом отвлек его от других обязанностей олдермена и привел к его победе на выборах в 1908 году. Позднее Адам Бэк также появился на торжественной церемонии в 1913 году – уже после того, как Хаббард ненадолго вернулся в офис в 1913 году, прежде чем уйти на пенсию, чтобы заботиться о своей больной жене. Бэк похвалил Хаббарда за непревзойденный успех в деле организации государственной энергетической системы.


https://torontoist.com/attachments/toronto_kevinp/FrontPageCartoonStarNov6-1913a.jpg


Любопытно, что в газетных материалах, приводящих завидный список достижений Хаббарда на государственной службе до его выхода на пенсию, вообще не упоминалось о его расе. Это странно, потому что читатели, безусловно, хорошо знали о его цвете кожи, и ранее газеты о таком не умалчивали. Фактически, в тех случаях, когда в редакциях не были согласны с его политикой, его черты даже преувеличивались. В других случаях пресса указывала на успех Хаббарда как доказательства того, что расовые предрассудки не представляли проблемы для прогрессивного Торонто.

Хотя в Торонто проблема с темнокожим городским сообществом стояла довольно остро, отношение к ней все равно можно было считать отеческим. Как отмечал доктор Уилсон Хед из Университета Йорка, темнокожих «рассматривали как людей, принадлежащих этому городу, но старались не слишком с ними сближаться». Во времена Хаббарда темнокожее население Торонто едва ли формировало экономическую или политическую силу. Численность этой общины, сосредоточенной на территории избирательного округа 3, была небольшой, а потому ее население не могло, согласно Кейту С. Генри и его  книге «Black Politics in Toronto Since World War I»(1981), образовать сильный блок избирателей. С другой стороны, это означало, что данное сообщество не расценивали как угрозу существующему общественному порядку. Таким образом, Хаббард мог ловко проложить собственный курс в современной ему политике, опираясь на философию самосовершенствования своего отца. Всю юность – да и последующую жизнь − он налаживал связи с влиятельными кругами, а потому на протяжении большей части своей карьеры представлял интересы округа 4 (а не округа 3, как можно было бы ожидать), в котором проживали богатые профессионалы и интеллектуалы (практически все из которых были белыми). Сообщения об отставке Хаббарда в 1913 году, таким образом, скрывают то, с каким проворством он миновал различные проявления несправедливости, с которыми приходилось сталкиваться более крупным темнокожим сообществам.


https://torontoist.com/attachments/toronto_kevinp/CompositePhoto400.jpg


К тому времени, когда достижения Хаббарда наконец отметили мемориальной доской в 1979 году, в ряде газетных статей его историю уже успели переосмыслить через призму мультикультурализма. Надпись на доске гласила, что он – «борец за права различных меньшинств». Лоррейн Хаббард, в то время занимавшая пост вице-президента Общества истории черных Онтарио, утверждала, что он затрагивал проблемы, которыми до него никто более не интересовался, и задавал вопросы, которые никто другой не поднимал из-за страха, что в то время это не найдет поддержки. Сорокалетняя приверженность Хаббарда благотворительной системе под названием Дом промышленности, безусловно, свидетельствовала о его социальной ответственности, однако известны всего несколько случаев, когда он активно отстаивал права меньшинств в совете Торонто – в том числе и права темнокожих.

В биографическом обзоре, сделанном для Canadian Historical Review в декабре 1988 года, историк Джеймс У. С. Уокер отметил, что Хаббард «считал себя могущественным и уважаемым муниципальным политиком, а не представителем или примером для черной общины». Несмотря на то, что он был членом таких общественных организаций темнокожих, как Ассоциация домашнего обслуживания и Музыкально-литературное общество Торонто, Хаббард редко упоминал о своей расе даже в частной переписке. Уокер также отмечал: «Сам Хаббард никогда не сталкивался со сбивающим с толку противоречием между благосклонным отношением к нему и ограничениями, налагаемыми на большинство темнокожих в Канаде». 



Последние статьи
Чем мог блеснуть кино-Торонто до появления TIFF?

Каждый год Международный кинофестиваль в Торонто (TIFF) проходит с неизменным успехом, однако он существовал не всегда. Что же было до его появления?

 
Открытие нового здания мэрии Торонто

«Сегодня каждый житель Торонто внезапно стал десяти футов в высоту. Ради новой мэрии», - гласила редакционная статья Toronto Star от 13 сентября 1965 года. И не зря.

 
Бесшумная революция

История о том, как 19 ноября 1883 года около 17 с половиной минут оказались вычеркнуты из истории Торонто.

 
Canada’s Wonderland: Мечта о Стране чудес

История о том, как в Воне появился парк развлечений Canada’s Wonderland, позволяющая узнать ответ на вопрос: "Почему же он все-таки канадский?".

 
Пока купальник не просох: борьба за пляжную моду

История о том, какими усилиями жителям Торонто удалось оставить в прошлом купальные костюмы, закрывавшие все тело от шеи до колен, и добиться возможности прилюдно носить плавки.

Copyright © 1998 – 2018 Torontovka.com, All rights reserved