ClickCease
Владимир Машков в 2022: вешает гигантскую Z на театре. Владимир Машков в 2023: возглавляет Союз театральных деятелей России. Как же мы удивлены (нет)
11:11 am
, Tue, Dec 5, 2023
0
У Союза театральных деятелей России впервые за 27 лет — новый председатель: провластного Александра Калягина сменил еще более провластный Владимир Машков. Критик Антон Хитров рассказывает, какую роль играет СТД в театральной жизни страны, чем запомнится Калягин на посту председателя — и чего стоит ожидать от его преемника.

Союз театральных деятелей России — это общественная организация, объединяющая профессионалов театра с 1877 года. В разные эпохи она называлась Обществом взаимного вспоможения русских артистов, Обществом для пособия нуждающимся сценическим деятелям, Русским театральным обществом и Всероссийским театральным обществом. СТД поддерживает работников театра, которым нужна помощь — финансовая или медицинская, — и ведет множество проектов, связанных с театральным искусством. Это театральные лаборатории, творческие резиденции, образовательные программы и профессиональные медиа и фестивали, в том числе — национальная премия и фестиваль «Золотая маска». Союз принимает членские взносы и получает государственное финансирование, объем которого неизвестен.
Вот как описывает эту организацию в разговоре с «Медузой» драматург Михаил Дурненков
, бывший секретарь СТД по драматургии, которого чуть не исключили из Союза за антивоенную позицию — с подачи председателя Александра Калягина. «СТД трудно описать одним словом, там есть очень разные люди. Властные люди, которые любят заниматься потоками [денег], в основном директора театров. Бюрократы, которые просто перекладывают бумажки. И небольшое количество энтузиастов, которые реально пытаются поменять театр — и используют для этого ресурсы СТД».
Союз театральных деятелей России 4 декабря впервые собрался на внеочередной съезд, чтобы выбрать нового председателя. Александр Калягин, занимавший эту должность 27 лет, выдвинул кандидатуру актера Александра Лазарева — но он взял самоотвод, как и трое других кандидатов: худрук Саха театра в Якутске Андрей Борисов, директор театра им. Вахтангова Кирилл Крок и дирижер Валерий Гергиев, который с прошлой недели возглавляет не только Мариинский театр, но и Большой. 
В результате выборы прошли с единственным кандидатом — Владимиром Машковым, лидером Театра Олега Табакова. Машкова поддержали 176 кандидатов съезда против 20, он стал новым председателем СТД. Валерий Гергиев стал сопредседателем Союза по музыкальному направлению, эту должность создали специально для него. СТД анонсировал внеочередной съезд еще в конце октября; и съезд, и выборы нового председателя, согласно сайту организации, — инициатива Калягина. 
«Может, и правда, от осинки не родятся апельсинки, и все наши, мои в том числе, былые усилия по превращению ВТО [Всероссийского театрального общества, как назывался СТД во времена СССР] в некую новую организацию были обречены, — пишет в своем фейсбуке Нина Агишева-Николаевич, театральный критик и член Союза. — Собес и партийная номенклатура победили. А творческие союзы вернулись туда, где они и были при советской власти, — прикормленные и боящиеся собственной тени „творцы“».
Александр Калягин — знаменитый театральный и киноактер, основатель московского театра Et Cetera — возглавлял СТД 27 лет. Его предшественником был Михаил Ульянов, лидер театра им. Вахтангова и первый председатель Союза (до Ульянова организация называлась Всероссийским театральным обществом). Главным достижением СТД под руководством Калягина стал фестиваль и премия «Золотая маска»: хотя фестиваль учредили в 1993 году, во времена Ульянова, свой сегодняшний авторитет он завоевал уже при следующем председателе. Значение этой всероссийской премии до недавнего времени заключалось не столько в распределении призов, сколько в поддержке новых имен и театральных направлений: сам факт столичных гастролей, — а их организуют практически всем номинантам, — значил больше, чем победа или поражение в конкурсе. 
Поскольку афишу «Золотой маски» формировали независимые экспертные советы, в ней могли появиться самые разные спектакли — в том числе с критикой российского режима: например, «Отморозки» Кирилла Серебренникова или «Час восемнадцать» Михаила Угарова. Министерство культуры пыталось взять фестиваль под контроль как минимум с 2015 года: тогда ведомство организовало общественные слушания по «Маске», и председатель СТД публично возмутился, что это происходит без ведома организации. Тем не менее, для фестиваля это стало началом конца: «Маска» постепенно теряла независимость, пока, наконец, в 2023 году СТД не анонсировал ее реформу. Теперь важнейшая в стране театральная институция, скорее всего, станет полностью подконтрольна Минкульту.
У Калягина хорошие отношения с властью: в 2003 году он вступил в «Единую Россию», на президентских выборах 2012-го стал доверенным лицом Владимира Путина, а в 2022 году поддержал российское вторжение в Украину. В то же время бывший председатель СТД позволял себе критиковать цензуру — как в случае с «Золотой маской», — выражал солидарность с режиссером Тимофеем Кулябиным и директором Новосибирской оперы Борисом Мездричем, обвиненными в оскорблении чувств верующих, и поручался за Кирилла Серебренникова, когда режиссер был фигурантом уголовного дела (формально экономического, а в действительности политического). 
«Это не независимая организация, она сопряжена с властью, — говорит Дурненков. — Но Калягин не всегда оставался в позиции соглашателя. Он себе кое-что позволял. Конечно, чувствовал рамки — чутье у него было прекрасное, все-таки человек дольше Путина на своем месте просидел. Взять хотя бы дело Седьмой студии или дело „Тангейзера“: в театральном сообществе понимали, что такое может случиться с каждым, и Калягин публично выражал это общее настроение».
Актриса и режиссер Оксана Мысина рассказала в фейсбуке, что бывший председатель СТД, помимо прочего, выручил ее коллегу, задержанную во время протестов в Беларуси: «Он спас от возможных пыток и тюрьмы Окрестино (самая страшная пыточная тюрьма в Беларуси) одну из потрясающих актрис нашего времени, родом из Беларуси. […] Я позвонила Калягину на мобильный во время антракта, он играл спектакль. Всю ночь он бился как зверь. Аню освободили. […] Александр Калягин переступил тогда через свои политические убеждения».
В последние десять лет председатель СТД фигурировал в новостях, связанных с цензурой и политическими преследованиями художников — но в первые годы его руководства ситуация была иной. В 2006-м театральный критик и главный редактор «Петербургского театрального журнала» Марина Дмитревская намекнула в статье, что Калягин коррумпирован. СТД искал деньги на ремонт Дома ветеранов сцены им. Савиной в Петербурге. Решено было продать землю возле дома. Вот что писала об этом Дмитревская: «Н. В. Буров [председатель петербургского комитета по культуре] поведал журналистам, что когда он нашел инвестора, который был готов купить два гектара земли за 12 миллионов, его предложение Москвой и Калягиным принято не было, а теперь пришел московский инвестор (московский холдинг АФК „Система“), который покупает четыре гектара за четыре миллиона. То есть крупный землевладелец СТД по каким-то причинам предпочел продешевить […]. Причины, собственно, могут быть неясны только октябренку, а пионер уже поймет без слов». 
Калягин подал на журнал и его главного редактора в суд, потребовав полмиллиона рублей за нанесенный его репутации ущерб. Суд взыскал с Дмитревской тысячу рублей, а с «Петербургского театрального журнала» — один рубль. Ситуацию с Домом ветеранов сцены взял под личный контроль Владимир Путин, и в конце концов СТД передал его Управлению делами президента.
Владимир Машков — не только звезда российских блокбастеров и видный сторонник Владимира Путина, но и театральный режиссер, преуспевший в создании крепких, неглупых и кассово успешных развлекательных спектаклей (между прочим, это сравнительно редкий для российской сцены продукт). Его самая известная работа такого рода — комедия «№ 13» по пьесе Рэя Куни, хит МХТ им. Чехова с Евгением Мироновым и Авангардом Леонтьевым, вышедший в 2001 году и продержавшийся в афише десять лет. Спектакль получил не только зрительское, но и профессиональное признание: его выдвигали на «Золотую маску», что нечасто случается с чисто коммерческими проектами. В 2014-м режиссер выпустил в МХТ новую редакцию под названием «№ 13D», которую театр играет по сей день.
В 2018 умер Олег Табаков, учитель Владимира Машкова, руководивший двумя столичными площадками — МХТ им. Чехова и театром-студией, который сам основал. Именно в «Табакерке» (как неофициально называют этот театр) в 1990 году Машков сыграл свою первую заметную роль — старого еврея Абрама Шварца в спектакле Табакова «Матросская тишина» по «оттепельной» пьесе Александра Галича. Спустя 28 лет после премьеры он стал новым лидером театра-студии и переименовал ее в Театр Олега Табакова. 
Машков руководит площадкой уже пять лет, и за это время никаких особенно выдающихся художественных событий в театре не случилось. Сам режиссер ставил там в основном комедии и детективы, а еще — восстановил «Матросскую тишину» и вернулся к роли, которая когда-то сделала его знаменитым. Время от времени худрук говорит и делает странные вещи: например, в первые дни на посту он обещал обучать труппу «развитию межполушарного взаимодействия» и «стратегии семейной психологии», а спустя два года открыл у Новой сцены театра памятник Табакову, где тот изображен с котом Матроскиным и золотым шаром.
Самое резонансное решение Машкова во главе «Табакерки» — огромная буква Z в цветах георгиевской ленты на фасаде театра, заметная всем проезжающим по Садовому кольцу. Символ российского вторжения в Украину появился на здании 29 марта 2022 года — как утверждали в театре, по инициативе руководителя. Следом за «Табакеркой» букву Z разместили на фасаде около 40 российских театров, как правило, под давлением региональных властей — но в Москве примеру Машкова никто не последовал.
Акция в поддержку вторжения — далеко не первый жест солидарности с российским режимом в карьере Машкова. Актер выступал на съезде «Единой России» еще в 2011 году. Незадолго до своего назначения в «Табакерку» он стал доверенным лицом Владимира Путина на президентских выборах, а летом того же 2018 года участвовал в предвыборных кампаниях еще двух кандидатов от власти — Сергея Собянина в Москве и Сергея Цивилева в Кемеровской области. В 2021 году Машков выдвигался на выборы в Госдуму от «Единой России», но депутатом не стал. Что касается провоенной позиции режиссера, она проявляется не только в символе Z на фасаде его театра: с марта 2022 года лидер «Табакерки» регулярно участвует в пропагандистских митингах-концертах. За поддержку войны Машков попал под санкции Украины, Евросоюза и Канады.
Машков как председатель СТД выгоден прежде всего власти. Его победа на безальтернативных выборах — логичное продолжение новой культурной политики, которая реализуется в России в последние полтора года: когда в ключевых институциях нелояльных руководителей меняют на лояльных, а лояльных — на самых лояльных (недавний пример — назначение того же Валерия Гергиева в Большой театр). В частности, Машков обеспечит государству полный идеологический контроль над «Золотой маской» — фестивалем, который давно нервировал чиновников своей непредсказуемостью, эстетической и политической: как стало известно летом 2023-го, председатель СТД, видимо, получит право менять на свое усмотрение списки экспертного совета, жюри и номинантов премии.
«При Машкове „гибридной“ организации больше не будет, будет провластная структура, — рассуждает Дурненков. — Возможно, СТД сможет и дальше выручать отдельных людей, отправлять к хорошим докторам и так далее. Но обсуждать отношения театра с государством он уже не станет. Наоборот, СТД будет бежать впереди паровоза, как это было в советское время, когда после смерти Сталина Союз писателей еще какое-то время по инерции посылал Хрущеву списки космополитов. Правда, я не думаю, что конкретно Машков поддерживает власть ради денег. Он актер, его работа — верить в предлагаемые обстоятельства. Он накачивает себя, объясняет сам себе что-то про Запад и во все это верит. СТД для него, помимо прочего — трибуна, такой броневик. В представлении Машкова СТД — это когда театральные деятели объединились в союз, чтобы рассказать о своей любви к власти».




по материалам meduza

Leave a comment
0 / 1000
Login to post a comment
There are no comments yet